Историк о декоммунизации на Украине что-то у них ничего не получается

Историк о декоммунизации на Украине что-то у них ничего не получается

Ананий Петрович, 11.06.2017 08:03, таким чином ЄС своїм "безвізом" за "безліс" намагається опідорячити український народ. Слава хероям!Головне, чого домагається ЄС своїм "безвізом" за "безліс" - посіяти любов до гоміків на кшалт Вітальки Портнікова та Олега Ляшки - http://pandoraopen.ru/2017-05-24/ni-kapli-v-rot-ni-santimetra-v-popu-my-ne-dolzhny-nichego-etoj-gej-evrope/...помним себя,мы: Киевская(предначальная)Малая Русь: Киево-Верноруссия... Киев - это матерь городов русских... дорожим свой многовековой исторической памятью во все времена жизни...При воспроизведении или цитировании статей, опубликованных на Информационно-аналитическом портале «Народный корреспондент» (nk.org.ua), указания имени авторов и источника обязательно. Интернет-ресурсам запрещено цитировать и воспроизводить текстовые материалы Информационно-аналитического портала без указания активной гиперссылки (не закрытой от индексирования поисковыми системами), а также вносить изменения в тексты без письменного разрешения редакции портала. Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на информационные агентства в каком-либо виде строго запрещены. Фотографии, изображения принадлежат правообладателям. Редакция портала может не разделять мнение автора и не несет ответственности за авторские материалы. Оценочные суждения не подлежат опровержению и доказыванию их правдивости. За достоверность и содержание рекламы ответственность несет рекламодатель.При полном или частичном использовании материалов ссылка на ресурс обязательна.Сотрудничество

Мы в соц. сетях:

  • vk.com
  • facebook.com
  • twitter.com
  • odnoklassniki.ru
Мы в соц. сетях:
  • vk.com
  • facebook.com
  • twitter.com
  • odnoklassniki.ru

Источник: http://nk.org.ua/politika/k-chemu-vedet-dekommunizatsiya-na-ukraine-103287
Последнее нововведение сервиса Google Maps по переименованию населенных пунктов Крыма в соответствии с новым украинским законом вызвало нервную реакцию как властей полуострова, так и некоторых депутатов. Прозвучали обвинения в «географическом кретинизме». Боевая прокурор Наталья Поклонская пообещала не допустить «перекручивания исторических фактов».Что же произошло по соседству с Крымом, на самой Украине? Недавним переименованием города Кировоград в Кропивницкий там, по сути, закончилась кампания по декоммунизации. Остались еще некоторые мелкие населенные пункты, носящие идеологически мотивированные имена, не все памятники Ленину (а их к 2014 году оставалось до 1,7 тыс.) снесены, но в целом можно уже подводить итоги.Декоммунизация в Украине никогда бы не состоялась (как не прошла она в России), если бы не события зимы 2013–2014 годов, приведшие к свержению президента Януковича, и последовавшие конфликт с Россией и сепаратистский мятеж в Донбассе. Новому режиму в условиях недостатка легитимности и многочисленных вызовов его власти как со стороны внешних сил, так и изнутри срочно понадобились средства для повышения собственной легитимации, популярности, построения новой идеологической реальности. Одной из таких мер и стала декоммунизация, проходившая в отличие от стран Восточной Европы не в форме люстрации (таковая осуществлялась в отношении лиц, причастных к режиму Януковича), а в первую очередь через изменение топонимики и попытки формирования государственной политики в отношении исторической памяти. «Жертвами» изменений стали названия населенных пунктов, улиц, иных объектов (например, газет), а также визуальные символы.Основой украинской декоммунизации стал пакет из четырех законов, принятый в апреле 2015 года, — «Об увековечении победы над нацизмом в Второй мировой войне 1939–1945 годов», «О доступе к архивам репрессивных органов коммунистического тоталитарного режима 1917–1991 годов», «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов и запрете пропаганды их символики», «О правовом статусе и памяти борцов за независимость Украины в XX веке».Согласно третьему закону (об осуждении и запрете символики) решение о переименовании улиц и площадей должно приниматься местными общинами, а смена названий населенных пунктов остается за Радой — она должна будет рассмотреть предложения по этому вопросу, которые в течение шести месяцев представят органы МСУ. Таким образом, кампания по переименованию направляется сверху. Если внизу к согласованному решению по новому названию не приходят, то Рада принимает решение на основе рекомендаций Института национальной памяти.Так и произошло в обоих случаях с областными центрами — миллионным Днепропетровском и Кировоградом. В первом население было против смены названия, во втором поддерживало «имперское», то есть историческое, название — Елисаветград. Против этого резко выступил президент Украины Петр Порошенко, пообещавший не допустить возврата к имперской символике. И так задача декоммунизации была незаметно расширена и дополнена необходимостью борьбы с наследием Российской империи.Любопытно заметить, что даже недавно избранный мэр Днепропетровска Борис Филатов, активист революции 2014 года, соратник Игоря Коломойского, ярый враг «русского мира», тем не менее выступил против переименования города в Днепр. Что касается Кропивницкого, это имя стало компромиссом между желанием жителей вернуть Елисаветград и предложением профильного комитета Рады — Ингульском. Уход от «колониальной» топонимики не является чем-то уникальным для Украины. На наших глазах исчезли Бомбей, Мадрас и Калькутта. Бирма превратилась в Мьянму, правда, не окончательно, ибо на Западе склонны признавать «демократические» переименования, но не при диктатурах.Наделение Днепропетровска именем Днепра (о Екатеринославе не шло даже речи, не говоря уже о Новороссийске, названии в 1796–1802-м) свидетельствовало о недостатке воображения как у депутатов, так и у ученых из Института национальной памяти. Путаница с названием реки и города возникнет безусловно, достаточно взять поиск в интернете. Понятно, из чего исходили депутаты — из разговорно-обиходного названия областного центра, однако они не учли большой разницы между устной речью и литературным языком.Кропивницкий — украинский актер и драматург XIX века. Он, конечно, не Мольер и даже не Грибоедов с Островским, но, как говорил известный исторический персонаж, «других писателей у меня для вас нет». С точки зрения удобства жителей это более разумное решение, чем Днепр, по крайней мере тем, что путаницы возникать не будет.Процесс переименования происходил по-разному: где-то возвращение старого имени, как Бахмут вместо Артемовска, возражений не вызвало; где-то, как в случае с Комсомольском, ставшим Горишними Плавнями, оно встретило дружное неприятие, не перешедшее, однако, в скоординированные действия. Снос памятников Ленину и другим вождям, поначалу спровоцировавший немало раздоров, как, например, в Харькове, также завершился сравнительно плавно — люди смирились с неизбежным.Кампания породила немало анекдотичных моментов. Так, в Харькове предлагали оставить названия для Фрунзенского и Октябрьского районов, связав их с Тимуром Фрунзе (а не с его отцом Михаилом) и «несколькими знаменательными датами, которые отмечаются в Украине в октябре», а село Калининское в Херсонской области стало Калиновским. Местная «Комсомольская правда» теперь просто КП — подобно тому, как в Белоруссии после введения запрета для частных изданий на слово «белорусский» появились БДГ (бывшая «Белорусская деловая газета»), или «Белгазета».В отличие от стран Восточной Европы и Балтии декоммунизация на Украине не опиралась на широкий гражданский консенсус. Ее принятие и выполнение стали следствием благоприятной политической конъюнктуры. Победители с Евромайдана старались с помощью нее максимально ослабить и запугать своих противников и, напротив, создать себе позитивный имидж. Отсюда — вторичность всей кампании, ее подражательность, начиная от основания Института национальной памяти (имитация польского одноименного учреждения) во главе с весьма сомнительной фигурой — Владимиром Вятровичем, чья деятельность все больше подвергается критике как на Западе, так и внутри страны.В период событий февраля—марта 2014 года на Украине стало ясно, какую функцию выполняют памятники Ленина, в частности в Крыму и в Харькове, где их яростно защищали от сторонников Евромайдана. Они служили маркером привычной идентичности. За Ленина выступали не потому, что одобряют его идеи или политику, а потому, что не одобряют политику его нынешних ниспровергателей, поскольку памятники вождю ассоциируются с предсказуемой жизнью и особенно со столь привлекательным для многих недавним прошлым. Люди помнят, что именно под лозунгами борьбы с коммунистическим наследием к власти приходили те, при ком уровень жизни резко упал, а экономику и социальную сферу постиг крах.Наделение новыми названиями тех населенных пунктов, что находятся в ДНР, ЛНР и Крыму (а топонимика Крыма на уровне сел почти вся состоит из советского новояза для переименованных татарских аулов), намеренно провоцирует конфликты и рассматривается как покушение на самоидентичность.Тот факт, что на Украине последнее слово остается за Радой, а не за местными общинами, показывает, что мнение людей, населяющих те или иные населенные пункты, не является значимым для политиков, что решение принимается через их голову, это и показали скандалы с Днепром, Горишними Плавнями, Кропивницким. Сильного сопротивления нет потому, что действует «эффект революции» — противники нового режима разобщены, их идеология дискредитирована, СМИ настроены по отношению к ним враждебно, а силовые органы под безусловным контролем победителей.Отвлекаясь от Украины, стоит заметить, что с 1991 года по наше время безо всякой шумихи и не привлекая внимания СМИ и общества декоммунизация топонимики и ликвидация значительной части памятников коммунистическим вождям прошли в Средней Азии и Казахстане под руководством бывших первых секретарей рескомов. Но в данном случае это делалось не из соображений осуждения тоталитарного прошлого, а для строительства наций и насаждения новой идентичности.В России же волна переименований в 1989–1991 годах затронула лишь верхушку айсберга, например Санкт-Петербург, Самару, Тверь. Что не успели сделать тогда, так и осталось нерешенным. Потому и существуют Ленинградская и Свердловские области. Недавно арестованный губернатор Белых пытался было начать свое правление с переименования Кирова, но быстро охладел к начинанию. Аналогично Александр Ткачев несколько раз заявлял о необходимости вернуть исконное имя Екатеринодару, но также не преуспел. Лишь Михаилу Прусаку удалось провести преобразование Новгорода в Великий Новгород, а властям Московской области — отказаться от второго в стране Калининграда, ставшего Королевым.Разумеется, возвращение исторической памяти и борьба с наследием тоталитаризма необходимы. Однако люди в России за сохранение Дзержинсков и Димитровградов, поскольку не видят никакой практической отдачи от переименований, раз в силу человеческих качеств антикоммунистов на постсоветском пространстве эти благие начинания превращаются в свою полную противоположность. Политиканы используют переименования в пропагандистских целях, подменяют ими реальные реформы и действительное улучшение жизни населения.Главный урок декоммунизации заключается в том, что, как показали и современные события на Украине, и в СССР времен перестройки, и в РФ в 1990-е годы, можно быть самым заядлым антикоммунистом, но проводить при этом такую бесчеловечную политику, которая полностью дискредитирует самые возвышенные и благородные лозунги.
Источник: https://www.rbc.ru/opinions/politics/28/07/2016/5799f3fd9a79479bda05db88?from=materials_on_subject
В Киеве будет Музей монументальной пропаганды СССР, сообщили в Украинском институте национальной памяти. Как отметил в эфире радио Sputnik историк Александр Дюков, курс на "изменение сознания" граждан Украины пока приносит мало успехов.Глава Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович сообщил, что в Киеве в ноябре планируют открыть Музей монументальной пропаганды СССР. Он написал об этом на своей странице в Facebook.По данным агентства "Украинские новости", экспонатами музея станут монументальные скульптуры, предоставленные местными властями или частными коллекционерами. Бюджет проекта составит 15-20 млн гривен (около 570-760 тысяч долларов по курсу Нацбанка Украины).Историк и публицист, директора фонда "Историческая память" Александр Дюков в эфире радио Sputnik высказал мнение, что декоммунизация на Украине – не только бессмысленный, но и вредный для этой страны процесс.   Историк добавил, что, несмотря на все усилия, предпринятые Киевом за последние годы, попытки изменения сознания граждан Украины пока не особенно успешны. 
Источник: http://news.bmshost.pro/world/20170523/468244/

Jan-18-18



Похожие посты: